Ублажая США и Германию, власти Греции теряют страну

Народ опять вышел на акции протеста, не желая становиться безликой колонией

Димитрис Константакопулос
04/02/2018

В самом начале на это никто не обращал внимания. Два активиста, бывшие члены Движения независимых граждан, которое было создано еще в 2011-м по призыву Микиса Теодоракиса, призвали собраться на митинг протеста в Салониках. Целью было выступить против намерения правительства Греции под давлением Вашингтона заключить с бывшей республикой Югославии, более известной как «Республика Македония», соглашение о прекращении спора по поводу названия этой страны.

После капитуляции, поражения и унижения 2015 года греки, кажется, не могли мобилизоваться ни по какому вопросу. Они зализывали свои раны. Они пассивно наблюдали за разрушением своей страны, за ее неоколониальным разграблением Германией и другими странами ЕС под общим управлением МВФ и при «зеленом свете» со стороны США. У них не было ни смелости, ни воли смотреть выше своих проблем. У них не было ни лидеров, ни идей, чтобы вести новое восстание против колониалистской Тройки. Многие верили страшным предупреждениям Ципраса и СИРИЗЫ о цене и непредсказуемости результата любого бунта против кредиторов. Они постарались забыть и выжить. Это убийство Надежды породило беспрецедентный национальный упадок в стране Аполлона, Бога Солнца.

Так что, никто не ожидал более 5 000−10 000 на митинге в Салониках. Но из глубин коллективного подсознания появилось нечто. Никто точно не знает, но пришли примерно полмиллиона. Не демонстрация, а восстание, пусть и мирное. И сейчас все ожидают намного больших толп.

Демонстрация о Македонии — это плач по Греции

Наименование другой страны Македонией многие греки воспринимают как узурпацию их истории, их национальных символов и их культурного наследия. За этим — плач и крик отчаяния исторической европейской нации, униженной и оскорбленной, разрушенной и разграбленной ее же союзниками и партнерами, Союзом, которому она верна. Нация, которая внесла свой вклад в разгром фашизма, сейчас смотрит, как «демократическая Германия» ее разрушает — при помощи брюссельской бюрократии, США и Goldman Sachs.

Греки говорят своему правительству: «Хватит уступать страну иностранным державам! Верните нашу страну нам!»

Десять лет греки смотрели, как «союзники и партнеры» разрушали их страну, притворяясь, будто помогают ей.

Они отняли и отбирают все — банки, аэропорты, порты, железные дороги, связную и энергетическую инфраструктуру. Они даже конфискуют дома простых людей. Родители не могут завещать свои дома своим же детям из-за конфискационных налогов, необходимых для выплаты «крайне неустойчивого долга» (по версии МВФ). Они сократили пенсии в 24 раза. Греческие матери, которые — со времен оттоманской оккупации, когда турки проводили облавы на мальчиков-христиан, — всегда стремились, чтобы их сыновья жили по соседству, теперь мечтают, чтобы их дети мигрировали в Австралию, в Африку или в Эмираты, чтобы найти работу. Греческие больницы разваливаются из-за навязанных Германией и ЕС драконовских сокращений расходов. Но в то же самое время греческие доктора, за образование которых платили греки, работают в больницах Германии и Британии. 72% молодых греков в опросах заявляют, что хотят покинуть страну, чтобы найти работу.

В результате программы, предназначенной для помощи Греции, страна потеряла 27% ВВП. В процентном отношении это больше, чем материальные потери Германии или Франции во время Первой мировой войны. Это — не программа неолиберальных «реформ»; это — программа разрушения европейской нации и ее демократии. Это — программа превращения государства в инструмент Международных Финансов, а в долгосрочной перспективе — программа создания «Греции (и Кипра) без греков».

Германские газеты были правы в 2009−10 годах в своих комментариях о современной и древней Греции. Греки всегда были анархистами. Они первыми написали слово «демократия».

Read also:
Germany: What Happens Next?

Это одна из причин, по которой я сильно верю в то, что выбор Греции в качестве первой мишени Финансового Тоталитаризма был верен. Символы всегда важны. Они помогают формировать мысли и эмоции.

В 2015 году Тройка нанесла разрушительный морально-психологический удар греческому народу, сделав своим инструментов т.н. «левых». Это было важно потому, что партизаны из греческих левых сил пролили реки крови для защиты своей страны, ее демократии и социальных прав народа. Поэтому это был удар по чувству достоинства греческой нации. Ни одна нация — особенно живущая на перекрестке славянского, ближневосточного и западноевропейского миров — не может жить, лишившись своего достоинства.

Эта неравная дуэль между Империей и «национальной ДНК греков» в 2015 не завершилась. И ни одна из сторон не осталась удовлетворенной. Империи мало простого превращения Греции в «долговую колонию». Ей нужен геополитический и культурный «капитал» страны (и Кипра). Ей нужно отнять у греков их законные права на суверенитет страны, особенно в Эгейском море, на Кипре, на Крите, в Северной Греции потому, что Греция и Кипр контролируют доступ России к теплым морям.

Нынешний бунт греков — это бунт без руководства, без четких политических и социальных целей и идей. Империи удалось «обезглавить» греческую нацию — так же, как и все остальные европейские нации.

Греки плачут по Македонии потому, что, как они это понимают, кто-то хочет отнять у них их символы и их культурное наследие, узурпировать Историю.

Спор о Македонии

После распада Югославии Греция отказывалась признавать какую-то «Республику Македония» на том основании, что это имя может отражать территориальные претензии к Греции. Большинство географов и историков всего мира определяют Македонию как более широкий многонациональный регион, образовавшийся при распаде Оттоманской империи, которой когда-то принадлежала Македония. При таком определении больше половины Македонии принадлежит Греции, примерно треть — бывшей республике Югославии, большая часть остатка — Болгарии и примерно 1% – Албании. Бывшая республика Югославии была признана ООН как «Бывшая Югославская Республика Македония» — до тех пор, пока Афины и Скопье сообща не договорятся о названии, приемлемом для обеих сторон.

Но греки определяют Македонию не так. Они идентифицируют ее с древней Македонией — нынешней греческой Македонией. Это — важная часть греческой национальной идеологии. Поэтому они не могут согласиться с появлением на своих северных границах какой-то Республики Македония. Когда греки говорят: «Македония греческая», что может звучать оскорбительно для иностранцев, они имеют в виду, что «греческая Македония» греческая. Природа сегодняшнего греческого национализма, по сути, оборонительная.

Кровавое разрушение Югославии вооруженными силами Запада с использованием национализмов (во имя борьбы с ними!) породило в греках законное чувство страха того, что их страна может стать следующей в контексте «нового мирового порядка». Некоторые из заявлений еще президента Клинтона о Балканах можно интерпретировать как скрытую угрозу.

Эти страхи были подкреплены официальной идеологией бывшей югославской республики, которая представляет всю Македонию как одну страну с одной законной нацией — македонцами. Это — поздняя мутация Коминтерновских лозунгов «Объединенная и Независимая Македония», «Объединенная и Независимая Фракия», которые породили массу проблем греческому коммунистическому движению. Кстати, использование слова «македонцы» для описания господствующей нации в бывшей югославской республике («македонские славяне» было бы яснее) также порождает серьезные проблемы потому, что подразумевает, будто греки или болгары, или албанские македонцы не настоящие македонцы. Но Македония в широком смысле всегда была многонациональным регионом. Именно по этой причине французы назвали свой знаменитый салат «македонским».

Read also:
Le petit “grand débat 2017”: Marine Le Pen – Emmanuel Macron

Первый лидер бывшей югославской республики, Киро Глигоров, был серьезным человеком, коммунистом. Но потом силы, напрямую контролируемые Соединенными Штатами, ЦРУ и различными «глобализаторскими» исследовательскими организациями, постепенно захватили контроль над государством и политической элитой. Широко известно, что ЦРУ сыграло огромную роль в приведении к власти нового правительства в Скопье, чтобы это «закрыло» вопрос об ускорении расширения НАТО и подрыву любых отношений между бывшей югославской республикой и Россией.

Это косвенным образом может вести к подрыву единства самой Греции. То же происходит в других регионах Европы, где на национальные государства давят сверху (глобализация и ЕС) и снизу («Европа регионов»). Дебаты о европейской федерации обманчивы, поскольку на самом деле речь идет не о федерации, а об объединении европейцев под властью Финансов и НАТО.

Конечно, бывшая югославская республика слишком мала, чтобы угрожать Греции — если только она не станет действовать как стратегический союзник Турции или любой другой державы, угрожающей Греции.

Главные войны ведутся не на полях битв, а в экономике, политике и идеологии. Империи необходимо уничтожить исторические нации и их государства, поскольку это — источник политического вызова самой империи.

Многие британские и американские интеллектуалы не осознают фундаментальную важность понятия «нация». Это очень хорошо понимал Ленин; это было одним из секретов успеха Октябрьской революции. Может быть, они не понимают этого потому, что сами они принадлежат к тем нациям, которые считали или считают, что им принадлежит весь мир. Они не мыслят такими понятиями, как «нация», они мыслят такими терминами, как «Империи».

США и НАТО вторгаются в уравнение

Этот спор длится уже больше 25 лет, не создавая особых проблем для двусторонних отношений. Никто особо не заботился разрешить эту проблему, кроме одного-единственного игрока — Соединенных Штатов Америки. Миролюбивое государство США не ограничивает себя своими созидательными действиями на Ближнем Востоке, на Корейском полуострове или в Латинской Америке. Они еще очень заинтересованы в том, чтобы повышать благосостояние в Юго-Восточной Европе!

Бывшая югославская республика находится в центре Балкан, между Грецией и Сербией, Болгарией и Албанией. Кто контролирует ее, контролирует Балканы. Кто контролирует Балканы, может вести войну против России. Настолько все просто.

Такого же мнения был Гитлер. Поэтому прежде, чем напасть на Советскую Россию, он в 1941 году бросил свои лучшие парашютно-десантные дивизии, чтобы сломить сопротивление греков. Немцы этого не забыли и не простили.

Это — главная, стратегическая причина, по которой администрация США попросила греческое правительство по-быстрому заключить соглашение по названию страны, чтобы бывшая югославская республика могла стать членом НАТО (а в будущем — и ЕС). Давление в том же направлении оказывают Берлин и Брюссель.

У правительства в Афинах много опасных черт. Оно не понимает национальных чувств греков, не особо разбирается во внешней, военной и международной политике, не знает истории Греции. Оно лишь хочет ублажить США, Германию, НАТО, Израиль и т. д., не понимая последствий этого для себя и для страны. Ципрас — своего рода афинский Горбачев, который делает всевозможные уступки, не понимая, что он делает. Конечно, это относится не ко всему правительству. Некоторые из его членов — такие, как министр иностранных дел г-н Коциас — слишком хорошо осознают, что они делают.

Read also:
Mark Ruffalo, Danny Clover, Noam Chomsky pour Jean-Luc Melenchon

План «A» Империи ясен — разрешить спор между Грецией и бывшей югославской республикой, нанеся еще один удар по силе национального чувства греков, исторически беспрецедентной анти-империалистической силы на Балканах. Включить бывшую югославскую республику в НАТО, окружить и «дисциплинировать» Сербию, заставив ее принять потерю Косово, удалить остатки российского влияния на Балканах и завершить трансформацию региона от Средиземноморья и Адриатики до границы с Донецкой и Луганской республиками в единую зону строго контролируемых протекторатов, готовых воевать против России.

Кстати, Балканы еще и альтернативный маршрут атаки на Иран — через Грецию, Болгарию, Черное море и Закавказье.

Вторая цель — включить этот регион или его крупные части в ЕС, что поможет покончить с последним потенциалом единой, независимой, демократической Европы. Для ЕС останутся две возможности — завершить ее трансформацию в тоталитарную имперскую структуру, находящуюся под контролем международных Финансов и НАТО или спровоцировать ее уничтожение катастрофическим образом.

Но что если план «А» провалится? У империй всегда имеются планы на отступление. Кроме того, более чем очевидно, что эта империя поделена на «большевиков» (Хантингтон, Нетаньяху, Трамп, Ле Пэн…) и «меньшевиков» (Фукуяма, Обама, Меркель, Макрон, Сорос…). Провалы последних и общая неудовлетворенность, которую они порождают, закладывают основу для того, чтобы другие сделали свои безумные стратегии Хаоса доминирующими в стратегиях Запада.

Характерной чертой «большевистской» фракции империи является то, что на все важные позиции в западном истэблишменте они ставят неоконов. Другая их черта в том, что свою программу как таковую они не представляют; они пытаются использовать силы несогласных, число которых увеличивается во время кризиса основной стратегии Запада, а затем радикализируют их. Они производят цветные революции разного рода, фальшивые восстания или им удается возглавить восстания настоящие. В прошлом году Властители обсуждали в Давосе «пост-правду» и «пост-демократию». Введение таких терминов отражает степень использования методов обмана в современной политике.

Можно предположить, что, если план «А» провалится, то бывшая югославская республика может быть расчленена Албанией и Болгарией, могут быть созданы фальшивые националистические и про-империалистические движения в Сербии и Греции. Еще один вариант — открытое уничтожение демократического правления в Греции. В конечном итоге — если кризис в ЕС приведет к его разрушению, то могут активировать сценарий инкорпорировать всю Южную Европу и Северную Африку в некий Средиземноморский Союз под эгидой Франции и Израиля.

Единственный план, который напрочь отсутствует, это План сотрудничества балканских наций, а также Молдовы и даже Украины, если та избавится от нынешней диктатуры. Весь этот регион сейчас лежит в руинах в результате военных, политических и экономических интервенций Запада. Вот результат неоколониалистской политики. Такой план для Южной Европы мог бы стать частью плана новой, демократической, объединенной, социальной и независимой Европы, которой нам так сильно не хватает.

Автор: Dimitris Konstantakopoulos — греческий журналист и писатель. Служил советником канцелярии премьер-министра Андреаса Папандреу, специализировался на отношениях между Востоком и Западом. Работал корреспондентом информационного агентства Athens Press Agency в Москве. Бывший секретарь Движения независимых граждан, бывший член Комитета внешней и оборонной политики партии СИРИЗА.

Публикуется с разрешения автора.

Перевод с незначительными сокращениями Сергея Духанова.

http://svpressa.ru/politic/article/193327/