Как Германия уничтожает Грецию, Европу и … Германию!

Димитрис Константакопулос
Афины, 19.10.2011

 

Греция находится на грани мятежа или революции, по крайней мере до тех пор, пока ее правительство продолжает отклонять ранние выборы, которые все в стране сейчас требуют. Похоже, что запуск, который вот-вот произойдет на рынках, направлен на еще более сильную атаку Италии. На Восточном Средиземноморье растет военное напряжение, повышающее вероятность военного конфликта между двумя членами ЕС: Германией и Израилем. Способ, с помощью которого Берлин не дает развиться европейскому кризису, выявляет те же стратегические ошибки, которые способствовали военным поражениям во времена Первой и Второй Мировой войны; единственная разница – в XX веке мы были вовлечены в военные конфликты, сейчас же мы сталкиваемся с изнуряющими финансовыми войнами.

У Германии есть редкая историческая возможность восстановиться в качестве здоровой силы путем трансформации в политического и экономического лидера всей Европы, усилия которого направлены против «рынков», в достойного и демократического «гегемона» континента, вкладывающего свои амбиции в радикально измененный европейский проект мирового значения.  Вместо этого политики страны разрушают европейский проект: они поставляют топливо для внутриевропейских политических войн и конфликтов, связанных с долгами.  Германия в очередной раз в своей истории падает, полагаясь на крайне узкие, провинциальные виды национализма, который так же примитивен, как национализм уничтоживший немецкий народ в прошлом. Немцы рискуют своим получить собственное «Ватерлоу» в третий раз за 2 столетия, что является более тяжелым поражением, чем то, которое они понесли в 1945. Осталось не так много времени до исторического крушения европейской идеи. Крах ЕС и глобальный экономический кризис (хуже оного в 1929) возымеют катастрофические последствия в Европе, мире и в самой Германии.

Чтобы применить более систематический подход, нужно разглядеть пути, по которым развивается кризис в Европейском Союзе – и в архитектуре мировой экономики – а также некоторые характеристики, приведшие к стремительному концу советской системы и Советского Союза, разнообразные по сути, но в то же время похожие на текущие характеристики монетарной и неолиберальной европейской и глобальной экономических систем. Способ, с помощью которого европейские лидеры управляют европейским кризисом, сильно напоминает способ, которым руководствовался Горбачев, когда он дестабилизировал жизненные функции его системы и ее структур, не имея при этом ясной идеи о том, что может их заменить. В отличие от руководителей Китая, Горбачев продвигал западные ценности, таким образом легитимизируя их. Применяя их во внутренней политической борьбе собственной страны, он уничтожил «представление о враге», лежавшее в основе его политической системы. Это то, что нам прямо сейчас приходится видеть в Европе. Европейский режим черпает легитимацию из посула «свобода, процветание и демократия», который просто не переживет текущих усилий, прилагаемых для гарантий всё большей выгоды банкам в процессе уничтожения целых сообществ ради устранения гор долгов, которые они породили.

В этой статье мы попробуем показать, насколько различные финансовые, политические, идеологические, национальные и геополитические факторы содействуют текущему кризису в ЕС. Мы предлагаем синтез двух, на первый взгляд, противоположных интерпретаций: одна толкует финансовый кризис как проявление хаоса, а другая наблюдается на каждом успешном этапе кризиса, показывая преимущества проекта «Империя Финансов», формирующего Европу и мир в соответствии с собственными интересами и взглядами. Мы фокусируемся на политике Германии, потому что Германия – единственно оставшаяся страна в Европе, которая пытается проводить собственную политику на всем континенте. Существует еще один реальный фактор – Греция, так как она стала полем для тестирования новой экономики и общественного порядка в Европе. Но также потому, что греческое правительство под прямым контролем центров интернациональной финансовой столицы выступает как настоящий «агент хаоса» в европейских делах.

От 1914 г. и 1939 г. к 2012 г.

Мы живем во времена, значимые для европейской и, в частности, немецкой истории. Сейчас работают те же самые злорадные механизмы, которые мы наблюдали в Европе перед Мировыми войнами в финансовой (по крайней мере, пока) сфере, но эти механизмы угрожают процветанию Европы, ее демократии и цивилизации. Всё, чего мы смогли достичь с 1945г., теперь переживает застой. В результате немецкого лидерства в управлении европейским кризисом, Германия столкнулась с реальными риском – ее экономическое, политическое, геополитическое, моральное и стратегическое поражение сравнимо с военным поражением, от которого страдала страна в 1945 г.

Обычному человеку может быть сложно понять текущее положение вещей во всей полноте. Наш способ мышления часто основан на реалиях и случайностях общества между 1945 г. и 2008 г. Если мы ищем аналогию, можно сослаться на то, как европейцы были полностью ошеломлены развертыванием Первой Мировой войны в 1914 г. Они мыслили в духе Прекрасной эпохи, несмотря на прогресс, достигнутый на протяжении новой эры войн и революций, происходивших в первой половине XX века. «Мы не собираемся платить за греков», – говорили немцы, прямо как французы утверждали: «Мы не собираемся умирать за Данциг», – в ситуации столь схожей. Но «убийство» Греции может привести к последствиям, подобным убийству эрцгерцога Фердинанда в Сараево в 1914 г.

Долговой кризис стремительно уничтожал политические основы не только существующего Европейского Союза, но и любые виды европейских объединений (интеграций). Война СМИ была запущена против Греции и других стран европейской периферии, так называемого объединения ПИГИ (PIGS[1]), напоминая нам о психологических кампаниях против «врагов» или «изгоев», таких как Ирак или Сербия. Такие кампании, по факту, являлись предпосылками военных атак против стран. Таким же образом они предшествовали спекулятивным атакам против Греции, мгновенно трансформируя страну-члена Еврозоны в финансовый аналог Ирака.

Спустя 2 года, саммиты ЕС все больше и больше похожи на борьбу гладиаторов и с каждым разом становятся менее эффективными. Отношения между Германией, Британией и Италией стали хуже некуда. Европейский Центральный Банк пытался исключить из реструктурированной сделки по поводу греческих долгов долг, который он купил по очень низкой цене на вторичном рынке, спекулируя против члена ЕС в состоянии бедствия, и заработать на этом. Большинство людей в Германии говорили, что не хотят, чтобы их средства, заработанные с большим трудом, уходили на уплату долгов греческих мошенников, не зная о том, что греки работают намного больше немцев, и что немецкая «поддержка» уходит не в Грецию, а в интернациональные банки, которые являются настоящими мошенниками. Болгарский премьер-министр заявил, что он рад разрушению греческого общества, также как и болгарского при падении коммунизма. Сами греки все больше винили немцев в том, что они поступают точно как во времена Второй Мировой войны, то есть грабят и разрушают их страну. Они начали вспоминать четвертый рейх и во многих случаях идентифицировать себя с легендарным Национальным фронтом освобождения, самым важным движением сопротивления во всей Европе, активным между 1941 и 1944 годами. Что всё это значит? Это значит, что меньше чем через 2 года после европейского долгового кризиса, финансовая, политическая и идеологическая предпосылки разрушения всего европейского проекта начали действовать. Глобальные силы, в частности, новая «Империя Финансов», заинтересованные в доминировании или уничтожении Европы, теперь имеют новые и важные инструменты для достижения своих целей.  Каждая нация в Европе обвиняет другую в кризисе; кризисе, в котором мировые банки и полностью нерегулируемые финансы и экономика виноваты чрезвычайно!

Немецкая дилемма

Впервые за 80 лет в руках Германии оказалась судьба всей Европы, ее демократия и цивилизация. Но она не будет удерживать её долго и, кажется, даже не знает, что с ней делать. Немцы использовали «рынки» против Греции, нанимая экономические институты в качестве «полиции», чтобы наказать греков и дисциплинировать остальных европейцев, не осознавая при этом ужасную цену, которую придется заплатить, какую платил Фауст при сделке с дьяволом. Они разорвали Грецию на части в экономическом плане, как Сталин и Гитлер Польшу в 1939 г. Германия переоценила себя, слишком сильно рассчитывая на собственную экономическую силу, точно так же, как она переоценила себя в начале XX века, надеясь на свою военную мощь. Берлин считал, что может играть с рынками, как Даладье, Чемберлен или Сталин полагали, что могут играть и использовать Гитлера.

Между 1939 и 1941 гг. Гитлер атаковал всех европейцев, пытаясь объединить и дисциплинировать их, ставя во главу угла свою главную цель: завоевать Россию и победить большевизм. Но проект Гитлера отражал во многом провинциальную, узкую и жестокую черту немецкого национализма. Германия никогда не понимала великого прусского военного теоретика Карла фон Клаузевица, который четко видел за победами Наполеона силу идей Великой Французской революции. Более удачливыми и стабильными гегемонами были те, что основывались на общих идеях и имели «приманку» для подвластных наций. Такими, например, являлись США, основанные на «независимости, свободе и успешности», и СССР, основанный на «социализме». То же было и с ЕС, пока он держался на мечте «процветания и всеобщей свободы».

Гитлеру не удалось завоевать Британию, и он заплатил высокую цену, атакуя Грецию. Он мог бы победить СССР, но, когда он напал в июне 1941 г., он уже потерял ценную энергию и время. Способ, который оставил бы Зигмунда Фрейда без слов, использует Ангела Меркель. Она пытается наказать Грецию и дисциплинировать европейцев заранее, от имени всего ЕС, адресуя им проблему рынков. Она рискует полностью уничтожить немецкую политическую столицу вместе с Европейским союзом.

Read also:
John Perkins on How Greece Has Fallen Victim to "Economic Hit Men"

Международный валютный фонд и «полиция» рынков, изобретенные, принятые и заручившиеся поддержкой Германии, не только наказывали якобы преступную Грецию. Они в буквальном смысле разрушили Грецию и теперь атакуют одну страну за другой по всей Европе и даже США, доказывая, что Греция не исключение, а скорее, крайний случай, давая нам возможность увидеть и понять механизмы, которые пришли в действие. В течение двух лет все пытались разрешить греческую проблему, но единственным результатом всех усилий явился огромный рост долга страны и стремительное разрушение ее экономики и общества.

Отсутствие решения внутри системы

Немецкие и европейские политики пытались найти решение, но все идеи, выдвинутые ими, терпели крах через несколько недель или месяцев, показывая, что проблема в самой системе, то есть внутри предложенных политической и экономической моделей решения нет. Так называемая «либеральная глобализация» характеризуется сосредоточением огромной экономической и политической силы в руках финансового магната и полным дерегулированием финансовых и других рынков, по факту, всей финансовой, экономической и торговой активности во всем мире.  Происходит разрушение Европы и приближение мирового кризиса, еще более ужасного, чем тот, который мы пережили в 1929 г.

Финансовый монстр, созданный за последние 40 лет, мировая «денежная империя», теперь уничтожает наши страны, нации и цивилизацию. До тех пор, пока будут предлагаться решения, игнорирующие суть проблемы, проблема останется, ставя под угрозу не только существование ЕС, но и европейскую цивилизацию в целом, ее структуру всеобщего блага, ее демократию, короче, всё, чего европейцы сумели достичь с 1945 года. Если мы все же попытаемся выплатить долговую гору, накопленную банками и другими финансовыми институтами, нам придется разрушить собственное общество, трансформировать европейских граждан в пожизненных рабов, создать социальный эквивалент новых мировых войн или наблюдать, как войны вспыхивают во все большем масштабе, чем те, что вспыхнули на Среднем Востоке за последние десять лет. И уничтожить, даже быстрее, окружающую среду планеты, саму основу нашего существования.

История сталкивает немцев с драматически стратегической дилеммой. У них есть историческая возможность стать «нормальной» нацией, сбежать из мысленной тюрьмы, в которую они попали после поражения во Второй Мировой войне, а также потому, что поражение понесли и немцы, и их завоеватели (1). Успех в достижении лидерства среди европейских наций мог бы быть обеспечен Германии в усилии контролировать финансового монстра, угрожающего европейскому обществу, демократии и цивилизации. От Германии потребовалось бы взять лидерство в титанически сложной, но абсолютно необходимой радикальной парадигме, направленной к другой экономической модели, если мы действительно хотим спасти континент от тоталитарной силы так называемых «рынков». Нам нужно радикально изменить европейский долг, запретить или, по крайней мере, строго регулировать кредитные сделки и другие производные с целью заменить европейскую экономическую модель, которая создает долг, на ту, что создает производство, двигаясь к кейнсианству, некой форме протекционизма и регулирования. Нам нужно громадное перераспределение доходов и богатства, чтобы свернуть с тропинки, по которой мы шли последние 40 лет. Нам нужно европейское правительство, не управление, но такой вид правительства, который был бы демократичным и преследовал социальные, развивающие и экономические цели, и не просто вел бы учет стоимости валют, как это делал Маастрихт. Нам нужна новая программа «Новый курс» и, чтобы его достичь, нам нужен политический лидер с отвагой и навыками Франклина Рузвельта, Уинстона Черчилля или Шарля де Голля, который сможет разрешить текущий кризис и спасти Европу.

Другой путь для Берлина – продолжить делать то, что он делает, ускорять разрушение Союза и отчуждать большую часть его наций, продвигая основы доминирования «империи денег» на всем континенте, включая и саму Германию. Германия, конечно же, обладает сравнительным преимуществом и будет способна существовать без других европейцев, но как ей удастся выстоять против Китая или Индии через 20 лет?  Каким видом «мягкой» (не только «экономической») силы будет она обладать после политического и идеологического шока от тотального разрушения Европы под своим лидерством? Такой исход мог бы, по факту, означать экономическое, моральное, политическое и стратегическое поражение, худшее, чем военное поражение, перенесенное Германией в 1945 г.

Империя против Германии

Первым, кто определил цель Атлантического Альянса, был лорд Исмей (первый секретарь НАТО). Он высказал ее в своей знаменитой формуле: «Держите американцев внутри, немцев под и русских вне». Британская империя передала свою корону США, США держали корону посредством альянса финансовой и военной мощи, СССР совершил суицид, но имперское «я знаю, как» осталось целым. Меняются герои и используемые методы, но не фундаментальные цели. Вероятно, теперь секретарь НАТО – не самая значимая должность, в отличие от должности президента компании «Голдман Сакс» Ллойда Бланкфейна, который однажды сказал: «Я делаю работу Бога» (2).

Бланкфейн не мог допустить ошибки в 2008. У него было все спланировано заранее, но все же, он не мог быть уверен, как именно будут развиваться события. Его человек, Полсон, буквально умолял членов конгресса спасти банки. Спустя три года Ллойд Бланкфейн и его коллеги смеялись над немцами и европейцами. Меркель, Саркози, Обама – все они унижали себя в попытках «успокоить рынки». Он и его коллеги сумели не только сохранить и расширить свою империю и доходы; не только перекинуть собственные потери на страну, тем самым создав долговой кризис: теперь они добрались до момента, когда они могли регулировать размер бюджета страны, уровень социальных трат и инвестиций в Европу и США, даже то, сколько членов должно быть в ЕС и будет ли Союз вообще существовать!

Человек из «Голдман Сакс» был назначен главой «европейского» Центрального Банка. Другой, Отмар Иссинг, писал в немецкой газете («Financial Times Deutschland»), сталкивая европейцев с дилеммой: подчинить ли Союз рынками или наблюдать, как он распадается. Тот же Иссинг, кого в Германии считают – Бог знает почему – величайшим авторитетом в сфере монетарной политики, объяснил в другой знаменитой статье, в марте 2010 г., почему Европе не следует помогать Греции. В этой последней статье он скрыл свою роль наемного советника из «Голдман Сакс». Это банк, который, во время работы в качестве советника греческого правительства, не замечал конфликта интересов между этим занятием и разжиганием после сентября 2009 спекулятивной атаки против Афин.

Финансисты вроде Иссинга или Сороса – последний известен масштабной финансовой атакой против британского участия в Экономическом Монетарном Союзе, ранний предшественник текущей атаки против Европы, запущенной империей финансов – теперь самые главные люди, обсуждающие в европейских газетах судьбу континента, в котором были созданы все базовые и жизненно важные идеи современности во всех сферах жизни и знания. Вот, что стало с Европой Канта и Вольтера, Маркса и Ницше, Робеспьера и Гарибальди, Сартра и Гёте, Европой Французской революции, немецкого романтизма, социализма. Это Сорос, Иссинг, «Голдман Сакс» или люди, вроде Баррозу (!), это они обсуждают и решают судьбу европейской цивилизации. Вот как она будет разрушена.

Дружеский совет Сити немцам или имперская ловушка для Берлина

В конце сентября «London Financial Times» опубликовали необычайно резкую статью, убеждая ЕС, Европейский Центральный банк, Международный валютный фонд, не доставлять Греции шестой транш займа, на который они уже согласились. В статье объяснялось, что у Греции нет международных финансовых облигаций, чтобы выплатить сумму до конца года. Конечно же, если бы транш доставлен не был, греческое правительство не смогло бы выплачивать зарплаты и пенсии, допускал редактор газеты, пресс-секретарь финансистов Сити. (Через несколько недель после публикации, под угрозой прекращения финансирования, греческое правительство находилось в смятении. Его реакция сделалась панической: началась кампания по вырезанию всех социальных расходов страны, под зорким надзором ЕС, ЕЦБ и МВФ, представители которых были посланы в Грецию для выполнения роли экономических убийц.)

Британцы знали греков и немцев куда лучше, чем греки и немцы самих себя. Они знакомы с их национальными чертами. Они неоднократно боролись с обоими народами разными способами и привели их под свой контроль. Позиция финансистов Сити очень выгодна для предсказания приблизительного исхода, в случае, если их совету последуют так, как нужно. Он практически приведет к гибели Греции, ставя эту страну, да и всю Европу, в намного более слабое положение для противостояния им. Это наверняка подтолкнет греков рано или поздно к некоему типу восстания, поначалу против правительства, затем против Германии и ЕС. Вы можете обвинять греков в чем угодно, но реальность такова, что они устроили вторую самую значимую (после французской) революцию в Европе. Они созвали учредительное собрание в 1822, когда Наполеон почти победил, и «Священный Союз» правил Европой, подавляя любой тип восстания. Они также во время Второй Мировой войны организовали, в расчете на душу населения, самое большое противостояние.

Read also:
The Mediterranean Sea as a Mass Grave

Финансисты Сити очень хорошо знали также и немецкий характер: они знали, что немцы любят дисциплину так же сильно, как греки любят бунтовать. Они верили, что Берлин ответит на греческое восстание в суровой, аполитической и непреклонной манере. У Германии и ЕС есть, возможно, политический и экономический вес, чтобы спровоцировать еще большее бедствие для Греции, чем то, которое они уже спровоцировали своей политикой в кооперации с греческим правительством. Но, чего у них нет, так это способов избежать финансовых и, что более важно, ужасных политических, идеологических и геополитических последствий уничтожения маленькой, но в то же время самой исторически значимой, страны в Европе. Они могут сделать это. Они скорее всего сделают это. Но они ускорят свою собственную гибель. Если американцы говорили о «законе непреднамеренных последствий» после их путешествий по Ближнему Востоку, то нам придется представить Европе новый «закон ассиметричных результатов».

Идея политической интеграции в Европе получит фатальный удар на десятилетия. Даже сейчас политическая атмосфера в Европе становится довольно ядовитой. «Богатые» и «бедные» нации начинают протестовать против «помощи» Греции, не осознавая, что они никаким образом не помогают грекам. Что они делают, так это помогают банкам уничтожить Грецию, иногда даже спекулируя на сложностях пребывания страной-членом и получая из этого выгоду. Все в Европе теперь начинают присматриваться к национальным решениям. Во Франции, которая всегда являлась политическим барометром всего континента, крайне правый Национальный Фронт Марин Ле Пен теперь уважаемая политическая сила. Фундаментальные политические аксиомы, основанные на послевоенном процветании, демократии и мире в Европе, созданные и пережитые, теперь стремительно разрушаются прямо на наших глазах.

Когда катастрофа случится, когда пыль уляжется, каждая европейская нация начнет обвинять другую, и все они будут обвинять греков. Немцы и другие европейские лидеры, без сомнения, будут винить греков во всех бедах Европы и использовать их как предлог для навязывания драконовской экономики и социальной политики в Германии и Европе. Греки, в свою очередь, разочаруются, будучи отвергнуты Европой, континентом, к которому они были обращены два с половиной века. Они восстанут не столько против «рынков», у которых нет ни адреса, ни телефонных номеров, сколько против Европы и, в частности, Германии. Они будут винить их за уничтожение своей страны во второй раз меньше чем за столетие. Они вспомнят, что Германия не выплачивала никаких военных репараций и даже не вернула золото, украденное из греческого центрального банка. Они перезапустят свои аккаунты от Сименс и другие контракты, показывая тем самым, что европейские фирмы платили огромные взятки греческим политикам. The International Herald Tribune, Time, или даже The Financial Times будут публиковать очень точные отчеты о голоде в Афинах или анализировать насколько невозможным стало для европейцев решение собственных проблем. Последствия будут ясны. Во-первых, зрелище греческого социального бедствия будет использовано для запугивания всех европейских граждан с целью принятия зарплат и пенсий в тех размерах, в каких они будут позволены их правительствам банками. Во-вторых, любой человек вне Германии придет к заключению: «Немцы не изменились. Они остались такими же. Мы не можем им доверять».

Это в точности тот же психологический и идеологический механизм, который использовала Империя для приобретения власти после войны против Германии и Европы и для того, чтобы сохранять континент раздробленным и зависимым; несмотря на то, что это очень важные экономические, социальные и интеллектуальные достижения. Тот факт, что немецкий национализм снова сделает вклад в разрушение немецких национальных интересов, будет выдающейся иронией в истории.

Давайте вспомним, что случилось в 1956 году. Советский союз все еще наслаждался огромным престижем в Европе, благодаря своей роли в победе над Гитлером. Никита Хрущев пытался реформировать страну изнутри, освободить от ужасного сталинского наследия. Когда революция в Венгрии стала неизбежна, некоторые силы воодушевили Будапешт восстать, уверяя повстанцев, что они получат поддержку с запада. Венгры вышли из Варшавского договора. Это было больше, чем Москва могла позволить себе терпеть. Советские танки раздавили не только венгров, но и советский престиж в Европе, Коммунистическое движение Западной Европы и шансы удачной реформы в Советском Союзе. Основы распада СССР, произошедшего десятилетиями позже, уже были заложены. Пока эти события происходили в Центральной Европе, Израиль, мы можем мельком заметить, нашел возможность развязать другую войну на Ближнем Востоке.

Теперь поставьте ЕС на место Советского Союза, Германию на место России, Грецию на место Венгрии, провальные кредитные сделки на место танков, и у вас появится приблизительный сценарий ближайшего будущего. Существует также и растущая динамичность процессов, более ожидаемы, как это было в 1956 г., события на Ближнем Востоке, но наше внимание будет отвлечено от этого европейскими войнами из-за долгов. Сталкивание европейцев против друг друга, кстати говоря, классический метод, используемый силами вне Европы, для получения власти над европейскими нациями в XX-м веке. В предыдущем веке все происходило из-за военной мощи. Теперь – финансовой.

Рыночный «ультиматум» Европе: подчинись или распадись

Стратегия рынков по отношению к Европе – важный объект, пространство которого ограничивает нас от проведения глубокого анализа. Факт в том, что нам присуще виденье рынков как квазиавтоматических механизмов накопления капитала. Мы видим банки и другие финансовые институты как институты для поиска выгоды. Но это не так. Мы не должны путать квазиавтоматизм рынков с чем-то другим: способностью высоко сосредоточенных держателей капитала руководить и катализировать рыночные события. Мы не должны забывать, что десять самых больших банков мира способны мобилизировать капитал, равный размеру долга всех стран в мире. Их финансовая власть такая же, как и власть всех наций, сложенных вместе!

Частные финансовые институты являются стратегически важными игроками. Они представляют собой огромную концентрацию финансовой власти и интернационального политического влияния, которое мир когда-либо знал. Они даже могут окольным путем частично похитить ключевую функцию государств: выпуск денег. Их уровень стратегического планирования сравним с уровнем, требуемым для империй. У наших стран и политиков нет ничего отдаленно похожего, даже не учитывая их зависимость от денег. Единственная слабость этого «государства за государствами» – нехватка политической законности и военных сил: оно обязано рассчитывать, в основном, на вооруженные силы США и военно-промышленный комплекс. Эти игроки, как они сами считают, радикальны: мы – это консерваторы. Они управляют фундаментальными изменениями в системе в направлении, которое сами выбирают; мы пытаемся управлять все более и более неуправляемой системой. Им свойственно планировать долгосрочные события, мы не заглядываем дальше ведения ежедневных дел, готовясь к следующим выборам. Они видят картину в целом, мы – лишь часть. Именно поэтому они и побеждают.

В геополитической сфере отчеты Вулфовица и Иеремии, которые формировали стратегию после окончания холодной войны в США и положили основы последующим войнам на Ближнем Востоке, показывают очень полезный пример имперского взгляда, модели, которая может помочь нам понять, как «ленинцы рынков» мыслят и действуют. Финансовые атаки против Греции следовали той же стратегии, по которой проходили военные атаки по Ираку: это краеугольный камень, прелюдия к радикальной реформации мира.

Что эти два отчета объясняют по существу, так это то, что Империя не должна ждать, пока угрозы ее доминиону появятся или будут активизированы, что есть нужда в упреждающей стратегии, нацеленной на предотвращение появления полюсов силы, способных бросить вызов глобальному американскому господству. Если ЕС станет политическим организмом согласно своему праву, он представит собой очевидную угрозу геополитической монополии Империи. Если евро станет мировой валютой, это подорвет один из столпов господства США, ослабляя перспективы дальнейшего финансирования экономики Штатов.

Что касается экономики, рынки знают, как никто, что второе, худшее чем предыдущее, финансовое цунами вот-вот произойдет. Но вместо попыток остановить его, они, очевидно, надеются разбить его по каналам, выгодным для себя. Они даже обязаны это сделать, потому что иначе, как они справедливо боятся, могут появиться политики, обвиняющие банки и рынки в кризисе и требующие выплаты значимой части долга, предпочитая уничтожить всю европейскую послевоенную доктрину, в попытке выплатить ее самостоятельно. Они также знают, что времена переворотов предоставляют превосходные возможности сформировать события на десятилетия вперед. Если они не развернут их в свою пользу, они могут понести серьезные, даже фатальные, потери. Существующий кризис, с их точки зрения – огромная историческая возможность уничтожить европейское государство всеобщего благосостояния и, возможно, европейскую демократию, превратив европейских работников в рабов, которые будут работать всю свою жизнь ради выплаты накопленного долга.

Рынки могут позволить себе ЕС, который работает, жестко следуя требованиям Маастрихтского денежного монстра, становясь протагонистом их собственной программы. Что они не могут позволить, так это превращение ЕС в любой тип государственной власти с возможностью контролировать их. Если ЕС сможет стать инструментом Империи самостоятельно, они вероятно воспользуются этим. Если нет, они извлекут выгоду из хаотического распада евро и ЕС, чтобы в дальнейшем объединить их со своими вышеупомянутыми политическим, экономическими и социальными целями.

Read also:
Europe, vassal of USA (Is NATO preparing WWIII?)

В недавней разоблачающей статье, the Wall Street Journal не мог устоять перед искушением выразить их огромный энтузиазм касательно курса, которому следовал европейский кризис. Во-первых, утверждалось, что кризис нанес фатальный ущерб опасной мечте о создании «европейской супер-нации». Во-вторых, евро сыграло свою роль в инициировании кризиса. В-третьих, как настаивал the Wall Street Journal, грядущий кризис дает реальный исторический шанс разрушить социальное государство континента и США.

Рынки ненавидят современный общественный гуманизм, они ненавидят сильные государства вообще, а Германию в особенности. Древние Афины застали первую реструктуризацию долга Солона, ведущую к первому опыту в демократии. Теоретик древней демократии, Протагор, ухватил суть этой демократии, когда сказал: «Человек есть мера всех вещей». Цивилизация финансов понимает этот афоризм так: «Деньги есть мера всех людей» или, проще говоря, всё контролируют рынки.

Грядущее греческое восстание

Программа, устанавливаемая сейчас в Греции, разработана ЕС, ЕЦБ, МВФ и «греческим правительством», у которого отношения с семьей Ротшильдов складываются лучше, чем со своим народом, и это не оставляет грекам никаких шансов помимо восстания, даже исключая фактор подстрекательства статьями из Financial Times. Текущая программа равнозначна экономическому и социальному геноциду. Она уже разрушила основы парламентской демократии в стране. Благодаря европейцам и международной «помощи», греческая экономика была брошена в свободное падение со скоростью большей, чем падала Веймарская республика, предшествовавшая приходу Гитлера к власти. Каждый социальный класс, включая средний, рушится, кроме очень тонкого слоя супербогачей. Социальная структура претерпевает быстрые изменения, приближаясь к типично латиноамериканской модели. Средний уровень жизни и минимальный доход находятся на ниспадающем витке спирали, на данный момент они упали на 50% без каких-либо перспектив стабильности. Социальная безопасность и здравоохранение уже разрушены. Государство стремится к распаду. Историческая ирония, если это допустимый термин, заключается в том, что «лекарство», применяемое в Греции, скрывает особое наказание для самых продуктивных, трудолюбивых и честных граждан, таким образом уничтожая любые перспективы национального возрождения. Большинство молодых, самых талантливых, более образованных и активных людей страны мечтают эмигрировать. Нравственное состояние греческой нации сейчас на самом низшем уровне со времен первой ужасной зимы в период немецкой оккупации, в 1941-42гг, перед появлением огромного движения за сопротивление, самого большого в Европе во время Второй Мировой войны в расчете на душу населения. В больших городских центрах греки уже испытывают не просто нищету, а зарождающийся голод. В добавок к этому, различные международные агентства зорко следят за комплексностью бедности в греческом государстве, как за недвижимостью, способную покрыть долговые выплаты. В некоторых случаях они даже представляют себя в качестве строителей нового греческого государства; во многом это напоминает то, как бывшие советские республики и Россия были разграблены в период перехода ни к чему, к шоку без терапии.

Силы, которые планировали разрушение Греции и которые сейчас реализуют свой план, вероятно, предпочитают, чтобы страна взорвалась изнутри, чем извне. Кажется, что у немцев есть подобное ожидание и, в любом случае, они никогда не понимали «рациональной иррациональности» восстаний и революций и, наверняка, думают, что греки пассивно воспримут уничтожение их жизненных условий, как то было в Восточной Европе. Такой сценарий нельзя исключать, но он кажется маловероятным. Политические традиции Греции отличны от традиций Восточной Европы. Для начала, у греков не было коммунизма, который можно было бы во всем обвинить. Конечно же, есть сильно коррумпированный политический класс и государственная элита. Они стали таковыми по их собственному желанию, но им также выплачивали зарплату такие крупные европейские фирмы, как «Сименс», которые в обмен на взятки, выплачиваемые десятилетиями, эксплуатировали греческий рынок, иногда буквально грабя бюджет государства.

Быстрое разрушение всех национальных концепций и социальных связей, которое сейчас происходит в Греции в результате программы европейцев и МВФ, порождает ужасную силу. Империя осведомлена об этом. Вместо того, чтобы наблюдать за социальным взрывом в Греции, они предпочтут смотреть на энергию, разветвляющуюся по другим направлениям. Оставляя в стороне «взрывы» снаружи и извне, появляются два других возможных направления. Первое – конфронтация греков и иммигрантов. 80-90% всех эмигрантов пытаются использовать Грецию в качестве перехода в Европу, но в конце концов, остаются в Греции, вызывая разложение социальных структур, которые и без того находятся в проблемном положении. Второе – зарождение низко интенсивных столкновений национализма и фашизма.

Марс встречает Венеру

Греция не просто эпицентр кризиса. Страна является фракталом всех возможных кризисов с потенциалом нанести ущерб Европе. Греция и Кипр, к несчастью для их народа, расположены в одной из самых геостратегически важных точек мира, они контролируют возможность выхода России к «теплым морям», доступ Франции и Германии к энергии Ближнего Востока и выход Израиля к западному миру. Греция находится на пересечении ближневосточного «мира Марса», славянского мира, временно находящегося в отступлении и упадке, и европейского «мира Венеры». Кажется, что Кипр обладает важными энергетическими запасами. Если это так и, они в этой части мира, где взрывная динамика «геополитического ревизионизма» может сочетаться с происходящим на Ближнем Востоке, особенно в последнее десятилетие, и с «рыночным ревизионизмом», как с частью усилий для фундаментальной реформации положения дел, сложившихся в Европе после Второй Мировой Войны, то все это происходит к выгоде тех, кто хотел бы обойтись без социального компромисса.

В настоящее время долговые войны в Европе и вооруженные конфликты на Ближнем Востоке находятся на разных траекториях. И то, и другое взрывоопасно, но что может произойти, если они объединятся? Есть ли у ЕС, пусть даже слабая, возможность одновременно бороться с долговым и геополитическим кризисом, и рискует ли он быть уничтоженным, прежде чем кто-нибудь заметит, что произошло? Посмотрите на карту региона. Что вы видите? Ситуацию беспрецедентной нестабильности после 1989-91гг. Пять стран, которые борются с очень разными, но очень глубокими кризисами (Сирия, Ливия, Египет, Кипр, Греция). И между Кипром и Сирией существует беспрецедентная концентрация сил США, Израиля и Турции, к которой добавится русская флотилия к концу ноября. Греческие, британские и французские корабли также присутствуют.

Осуществляя свое неоспоримое право, республика Кипр, в кооперации с Израилем и Noble Energy, начали поиски газа в своей эксклюзивной экономической зоне. Турции это совсем не нравится, и она послала флотилию в этот регион. Конфликт рискует напомнить о громадных различиях греков и турков. Израиль, который мечтает включить Кипр в сферу своих интересов в регионе, предлагает свою поддержку Кипру. Израильская авиация теперь направлена против турецкого флота в регионе. В ноябре греческие самолеты будут заняты совместными учениями с израильской авиацией. В конце ноября российская флотилия присоединится к действу. Объективно говоря, мы видим развертывание механизма, который может быть использован различными игроками с потенциальными региональными или глобальными повестками, нацеленными на вызов «ограниченного военного конфликта» уже в следующем месяце.

Греция была использована «империей финансов», чтобы запустить атаку против всей Европы, чтобы включить МВФ во внутренние дела Европы. Греция была использована также как лаборатория для самых экстремальных форм неолиберальной политики, применяемой в Европе. У нее есть потенциал быть использованной для разрушения ЕС и также в качестве экспериментальной зоны для повторного введения авторитарных режимов в Европе. Греческая нация, граждане Греции и Кипра, пребывают в положении, похожем на положение Польши в 1939 г., между Германией и Россией. Сейчас греки рискуют быть разорванными экономически между Германией и «рынками», геополитически – между Израилем и Турцией.

Мы не можем быть уверены, что именно произойдет дальше и когда. Самый худший сценарий, «ограниченный военный конфликт» в Средиземноморье, может послужить целью для:

А. столкновения огромных сил, выпущенных вследствие уничтожения греческого общества против внешнего врага, а не против греческой политической элиты, которая в этом случае узаконивает авторитарный режим в Греции;

В. окончательного включения Кипра и Греции в расширенную сферу влияния Израиля, вместе с Болгарией, Румынией и множеством других стран-членов ЕС, особенно если Греция выйдет из ЕС или ЕС распадется. Такие события полностью уничтожат любое немецкое или европейское стратегическое влияние в Юго-Восточной Европе и Восточном Средиземноморье;

С. учреждения иного механизма «провокации кризисов» внутри ЕС, который не будет контролироваться ни одной европейской силой.

Афины, 19.10.2011

Konstantakopouos.blogspot.com
konstantakopoulosd@yahoo.gr

http://rabkor.ru/columns/analysis/2018/02/11/greece-2/